Зялимхан Евлоев: «Чиновник со стажем в год не должен получать доплаты»

Ингушетия – одна из небольших республик Северо-Кавказского региона с численностью населения в 500 тысяч человек. Республика не относится к числу богатых российских промышленных регионов. Одной из основных отраслей Ингушетии является сельское хозяйство. Развитие новых производств и привлечение инвестиций – главная задача, которую перед собой ставят власти. Именно это позволит увеличить поступления в региональную казну, спланировать необходимые для развития республики расходы и выполнение всех социальных обязательств. Сейчас республиканский бюджет является дефицитным. Основной финансовый документ региона на будущий год будет представлен депутатам до конца ноября.

Принимать его будет новый созыв Народного Собрания Ингушетии, который был сформирован по итогам Единого дня голосования – 18 сентября.

О том, какие основные параметры бюджета Ингушетии на 2017 год будут утверждены, за счет чего республиканские власти планируют сделать его менее дотационным, почему Ингушетии не нужны беби-боксы, и какие доплаты не должен получать чиновник со стажем в год, в интервью ТАСС рассказал председатель Народного Собрания Республики Ингушетия Зялимхан Евлоев.


Зялимхан Султанхамидович, какие основные задачи стоят перед депутатами при принятии бюджета на 2017 год?

– Основная задача, которая сейчас стоит перед нами, – принятие законопроекта «О бюджете» на 2017 год. Над этим документом мы должны серьезно поработать с учетом действующего законодательства. Законопроект «О бюджете» Ингушетии должен быть представлен до 25 ноября. Данный документ будет рассмотрен с широким участием заинтересованных лиц. К дискуссиям мы будем привлекать общественность, представителей различных политических партий, даже тех, которые не вошли в нынешний состав парламента.

Мы планируем провести общественные слушания. Пока сам бюджет еще не видели, но, исходя из общения с Председателем Правительства Абубакаром Мальсаговым и министром финансов Русланом Цечоевым, мы планируем сохранить бюджет в прежних параметрах. Конечно, бюджет на следующий год будет иметь социальную направленность и статьи расходов будут направлены на выполнение майских указов Президента РФ Владимира Путина от 2012 года.

– Насколько сложно сохранить бюджет в прежних параметрах? Есть ли факторы, которые могут этому помешать?

– Мы открыты к конструктивному диалогу. Если будут стоящие предложения, то готовы их рассмотреть. Оппоненты, которые предлагают пересмотреть бюджет, изменить его направленность должны предлагать какие-то решения. То есть, предложения должны быть понятны – из какой статьи забрать деньги, и на какую их перекинуть, и каким образом это нужно сделать. Мы готовы к любому развитию.

– Ранее ряд СМИ сообщали, что региональные отделения партии «Единая Россия» проведут анализ в субъектах РФ законопроектов о бюджете. Будет ли Народное Собрание Ингушетии учитывать данное экспертное мнение при принятии главного финансового документа республики?

– Безусловно, бюджет должен быть изучен различными экспертами, «Единой Россией», в первую очередь, так как потом партии власти приходиться отвечать перед народом. Я уже изучил рекомендации регионального отделения «Единой России», которыми они будут руководствоваться при экспертной оценке проекта бюджета на 2017 год. Конечно, при рассмотрении законопроекта мы учтем как мнение «Единой России», так и представителей других партий. Бюджет можно сравнить с поверхностью стола, у которого есть четкие границы. Как бы мы не двигали по этой поверхности документы, не меняли параметры, мы не можем выйти за его границы. Также и при рассмотрении бюджета – есть цифры, которыми мы ограничены, и за которые мы не можем выйти.

– При принятии бюджета на 2017 год на каких отраслях экономики будет сделан акцент?

– Приоритет будет сделан на развитие образования, здравоохранения и культуры. На данный момент Ингушетия – дотационная республика, хотя из года в год пытаемся исправить ситуацию. Сейчас в регионе в основном открываются учреждения социальной направленности (больницы, школы – прим. ТАСС). По многим позициям мы могли бы снизить количество дотаций, но в республике открывается большое количество социальных объектов, а это дополнительная нагрузка на бюджет, поэтому пока от них (дотаций) уйти не удается. Как я уже говорил, мы ориентированы на выполнение майских указов президента. Например, трехсменок в школах в республике уже нет. Вторая смена осталась в менее 20% школ Ингушетии. Мы продолжим решать данную проблему, в том числе за счет строительства новых школ, а это все статьи расхода бюджета. Повторюсь, что при рассмотрении бюджета мы должны учитывать выполнение майских указов президента.

– Насколько удалось вам их выполнить?

– По исполнению майских указов Ингушетия по России в числе лидеров. Единственное, что пока нам не совсем удается выполнить – выделение земельных участков семьям, имеющим трех и более детей. Сейчас мы ищем другие меры поддержки. Этот вопрос стоит в регионе остро. В целом, выполняется поручение президента по зарплатам в сферах образования и культуры. Мы работаем в этом направлении.

– Если говорить о перспективах 2017 года, то каким вы видите предстоящий год?

– Резких изменений ждать не стоит. Для улучшения экономической ситуации нужно сделать особый акцент на развитии собственных производств. Мы это понимаем. Очень важно, что ни одна из этих программ не будет свернута. В целом, у нас были опасения, что данные проекты будут секвестированы, учитывая сложную экономическую ситуацию в стране, но совещание, которое прошло в Ингушетии с участием премьер-министра Дмитрия Медведева, дало нам уверенность, что этого не произойдет.

– Как вы взаимодействуете с бизнесом? Каким образом депутаты помогают привлекать инвестиции в республику?

– Конечно, мы работаем с инвесторами, но в рамках своих компетенций. У нас в республике создано несколько площадок для создания новых производств, к которым подведены все коммуникации. Приходи и работай. Создавать особые условия для реализации продукции конкретного предпринимателя, на мой взгляд, не совсем правильно. Это противоречит законам мировой экономики. Если инвестор пришел в республику с серьезными намерениями, то наша задача снять все административные барьеры. Мы готовы за руку водить инвестора по кабинетам, чтобы он получил все разрешительные документы для создания производства.

На данный момент проводим мониторинг законодательства, чтобы понять насколько оно адаптировано для привлечения инвестиций. Будем изучать этот вопрос, но пока я не знаю ни одного случая в Ингушетии, чтобы инвестор ушел из-за того, что не отрегулировано законодательство. Мы видим, что в республику приходит инвестор. Например, в Назрани, Карабулаке, Магасе частные строительные компании строят дома, здания. Раньше такого не было. Сейчас инвестор не боится оставлять деньги в республике, он понимает, что у нас спокойно и безопасно.

– Какие меры поддержки для инвесторов разработаны в Ингушетии?

– Сейчас нужно создать равные условия для всех. Как законодатель, я говорю о справедливых законах. Если они одинаково работают для разных предпринимателей, то в этом случае это и есть поддержка инвестора. Говоря о поддержке, нужно выступать за отсутствие экономических границ. Каждый предприниматель в любом регионе должен создавать собственные производства.

Все условия в Ингушетии для этого созданы.

– Как вы оцениваете экономическую ситуацию в Ингушетии? Насколько благоприятны условия для развития бизнеса?

– Ситуация в республике сложно-стабильная и скрывать этого не стоит. В Ингушетии в основном работают бюджетники, индивидуальных предпринимателей мало. Конечно, мы будем развивать малый и средний бизнес. Депутаты готовы законодательно обеспечить развитие данного направления. Несмотря на все сложности, у нас развивается сельское хозяйство, строятся небольшие предприятия. Да, в республике нет филиалов крупных компаний, нефтяных и газовых гигантов, бюджетообразующих производств. Возможно, если бы в Ингушетии заработал хотя бы один такой филиал, то рабочими местами была бы обеспечена вся республика.

Я считаю, что сейчас нам нужно активно развивать подсобные хозяйства. У нас сегодня города слились с селами, а нам бы хотелось, чтобы отдаленные села оставались сельскими территориями, где развивалось бы личное подсобное хозяйство. Для этого все предпосылки в республике есть. В этом направлении нам нужно продолжить работать, все условия созданы. Это будет способствовать развитию более экономически активного населения. Мы, ингуши, предприимчивые люди и работы никогда не боялись, выезжая на работу в другие регионы. Сейчас надо переместить все людские ресурсы назад в республику.

– Какие еще важные законопроекты, кроме бюджета, Народное Собрание Ингушетии планирует принять до конца года?

– Сейчас в стадии обсуждения законопроект о социальных гарантиях для лиц, которые замещают государственную должность. Изучаем правовую сторону этого вопроса. Если говорить о социальном аспекте, то законопроект справедлив. Объясню почему. Сейчас, если человек занимал государственную должность один год, то он получает надбавку в размере 55% от должностного оклада. Человек год проработал и уже получает такие дивиденды. Мы считаем, что на столь высокой должности он должен проработать от 4 до 7 лет и уйти на пенсию. Только тогда ему должны быть положены надбавки.

Под этот законопроект попадают и депутаты, в случае его принятия, если народный избранник проработал год и ушел, например, на какую-нибудь другую должность, то он не будет получать надбавок. Мы понимаем, что не всем данный законопроект может понравиться, но если брать более широкий круг лиц, то это справедливо.

– Насколько быстро удастся принять выше озвученные законопроекты с учетом расширения депутатского корпуса и чем было продиктовано данное решение?

– Мы надеемся, что с принятием важных для республики законопроектов проблем не возникнет. Что касается расширения депутатского корпуса, то данное решение принималось депутатами Народного Собрания Ингушетии пятого созыва. У нас в парламенте функционирует 7 постоянных комитетов, в некоторых из которых находилось всего по три депутата. Это не совсем правильно. Кворум удавалось собирать, но если мы говорим о серьезном и детальном обсуждении законопроектов, то не хватало экспертных мнений. Это одна из причин, по которой был увеличен депутатский корпус. Сейчас из 32 депутатов только 15 получают зарплату.

– Какова сегодня зарплата депутата Народного Собрания Ингушетии? Планируете ли вы ее сокращать?

– При увеличении депутатского корпуса расходы на содержание Народного Собрания не были увеличены ни на рубль. Смету мы представили в Минфин РИ. Зарплата народных избранников останется на прежнем уровне. Я еще не получал заработной платы и не знаю цифр. Но, говорят коллеги, что где-то в районе 50 тыс. рублей. Если брать парламенты других регионов, то у депутатов Ингушетии не самая высокая зарплата. Конечно, для рабочих, которые получают 15-20 тысяч рублей это огромная сумма. Но тут стоит учитывать, что депутатская работа не из легких и несет в себе большую политическую ответственность за принимаемые решения. Например, в выходные дни лично мне не всегда удается отдохнуть, нередко весь день вынужден вести телефонные переговоры по различным вопросам.

– В Госдуме РФ предложили депутатам отказаться от доверенностей. Было предложено штрафовать народных избранников в случае пропуска заседания без уважительной причины. Поддерживаете ли вы данные инициативы и готовы ли их внедрить у себя?

– Меры, которые планирует принять Госдума РФ, нужно было давно внедрить. Я считаю, что это неуважение к избирателю, когда человек голосует по доверенности. Если тебя избрали, если ты представляешь народ, то ты должен работать. Если я должен дать доверенность, то ее нужно согласовать с тем, кто наделил меня этими полномочиями. В случае депутатов – избиратели. Следовательно, мне – депутату – нужно опросить миллион человек и спросить: могу ли я передать свои полномочия условному Майсигову. Я думаю, что введение таких мер дисциплинирует старших товарищей в Госдуме РФ седьмого созыва.

В парламенте Ингушетии таких проблем никогда не было. У нас не было ни разу, чтобы за отсутствием кворума мы не проводили какие-нибудь мероприятия. Каждый депутат Народного Собрания голосует только за себя, без каких-либо доверенностей. Честно, я не признаю такой формы голосования. Да, конечно, если депутат не смог принять участие в заседании по причине болезни или командировки – это одно, но, когда он передал доверенность, а сам решает личные вопросы – другое. Это недопустимо и считаю это нужно пресекать.

– Около семи лет уже действует Парламентская ассоциация республик Северо-Кавказского региона. Насколько эффективна ее деятельность и какие важные для развития кавказских республик законопроекты планирует ассоциация вынести на рассмотрение?

– Основная цель ассоциации – наладить межпарламентское сотрудничество в Северо-Кавказском регионе. С этой задачей организация справляется. Республика, председательствующая в ней, ежегодно меняется, что дает возможность знакомиться с территорией, населением. Законопроекты, которые инициированы законодательными собраниями, входящими в данную ассоциацию, по договоренности должны поддержать депутаты Госдумы РФ от Северо-Кавказских республик. Например, сейчас инициирован законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Будем просить Южно-российскую парламентскую ассоциацию поддержать данный законопроект. Если ассоциация поддержит его, то ее члены будут просить депутатов Госдумы РФ поддержать эту законодательную инициативу.

В частности, в законопроекте предлагается создать общественные советы при органах муниципального образования. Они нужны для того, чтобы депутаты муниципального уровня и муниципальные власти могли взаимодействовать с населением перед принятием важных для конкретного населенного пункта решений.

– То есть, вы хотите создать посредника в населенном пункте между законодательной, исполнительной властью и народом? Получается, сейчас отсутствует прямой контакт между муниципальными властями и жителями населенного пункта?

– Да, если законопроект будет одобрен на федеральном уровне, то появится посредник между властями и жителями. Диалог между ними выстроен. Просто появится еще один способ коммуникации.

– Как вы относитесь к законодательной инициативе члена Совета Федерации Елены Мизулиной о запрете бэби-боксов, которые еще называют «окном жизни». В случае, принятия данного закона будет ли в Ингушетии принят его аналог?

– Для Ингушетии проблема бэби-боксов не актуальна, так как у нас не выбрасывают детей на улицу, но мы живем в большой стране и, следовательно, должны поддержать соотечественников по тем или иным вопросам. По-человечески я выступаю против принятия федерального закона о запрете бэби-боксов, так как речь идет о брошенных детях. Я бы ввел уголовную ответственность для тех, кто оставляет детей, но раз так случилось, что делать с малышом? Я считаю, что нет необходимости законодательно регулировать данный вопрос. Излишнее законодательное регулирование не есть хорошо и это не мой подход.

– Также в России широкое обсуждение получил законопроект о штрафах в размере двух тысяч рублей за использование летних автомобильных шин. Поддерживают ли данную законодательную инициативу в Ингушетии?

– Данный законопроект нужно обсуждать. Я сам автолюбитель и знаю все тонкости этого вопроса. Например, на сухом асфальте шипованная резина опасна, как и летняя резина при гололедице на дорогах. Говорить о законодательном регулировании этого вопроса в целом по России, наверное, не совсем правильно из-за разницы климатических условий в различных регионах. Отдавать данный вопрос на откуп регионам также нельзя. Я не могу знать законы всех 85 субъектов РФ.

Если законодательно регулировать этот вопрос, то нужно максимально сжать сроки, когда нужно «переобуваться» водителю. Следовательно, например, с ноября по декабрь делать водителю предупреждения за то, что он ездит на летней резине, а с декабря по январь наказывать рублем.

Сейчас очень редко встретишь водителя зимой, который ездит на летней резине. Иногда из-за собственной лени водители не успевают поменять зимнюю резину на летнюю. Я думаю, что с повышением сознательности у автолюбителей, с улучшением их материального положения и снижением стоимости зимних шин этот вопрос отпадет сам собой.

– Нужен ли тогда такой закон?

– Федеральный закон если таковой и нужен, то только с сокращенными до минимума сроками, когда нужно менять зимнюю резину на летнюю и наоборот.

– С какими регионами РФ вы планируете налаживать межпарламентское сотрудничество? Есть ли среди них Крым?

– У нас идет сотрудничество в рамках Южно-российской парламентской ассоциации, куда входят субъекты Северо-Кавказского региона и Республика Крым. В рамках этой ассоциации мы планируем сотрудничать с новым субъектом федерации. Возможно, опыт парламентской работы у крымчан достаточно большой. Мы готовы им помочь адаптироваться к российскому законодательству. Также хотим в перспективе обменяться опытом с крымскими коллегами.

Пока в ближайшем будущем таких межпарламентских встреч не планируется. Конечно, хотелось бы, чтобы крымские коллеги позвали нас к себе в гости.

– Зялимхан Султанхамидович, с какими проблемами сегодня люди идут к депутатам Народного Собрания?

– В первую очередь, люди к нам идут с просьбой помочь им улучшить жилищные условия. В общей массе этот вопрос преобладает над всеми. Также жители республики поднимают вопросы предоставления медицинской помощи в учреждениях республики и оказания высокотехнологичной помощи по квотам Минздрава. Стараемся оказать помощь.

С одной стороны это хорошо, что депутат для ингушей своего рода палочка-выручалочка. Я всегда говорю коллегам, чтобы они не обещали того, чего не могут исполнить. Иногда достаточно просто пообщаться с человеком, объяснить ему определенные моменты. Ко мне тоже обращаются люди. Я им говорю, мол, чего вы хотите для решения проблемы – законодательного регулирования, но тогда давайте подготовим законопроект. Чаще всего люди обращаются за материальной помощью, такие заявления направляем для рассмотрения в социальные ведомства правительства, либо подключаем благотворительные организации. Поэтому приходится объяснять, что депутатский корпус существует для принятия законов, по которым удобно жить. Иной раз человеку стоит обратиться к муниципальным властям, и проблема разрешится, но он не хочет обращаться к чиновнику и идет к депутату, которому просто в одночасье не под силу разрешить все проблемные вопросы.

В последнее время поступает очень много жалоб на деятельность ресурсоснабжающих организаций. Большинство жалоб поступают на газовую службу. Жители Ингушетии говорят, что им приходят квитанции с завышенной стоимостью на коммунальные услуги, газовики не могут длительное время зарегистрировать прибор учета.

– А как депутат может решить эту проблему?

– Если проблема выходит за рамки взаимоотношений поставщика и продавца, если нарушения носят массовый характер, то мы подключаемся к решению существующих проблем. В частности, начинаем тесно взаимодействовать с организациями по защите прав потребителей, подключаем Уполномоченного по защите прав человека. Если говорить по проблемам ресурсоснабжающих организаций, то мы планируем провести 17 ноября парламентские слушания, на которые будут приглашены все заинтересованные службы. Конечно, мы не подменяем собой правоохранительные или судебные органы, но если в суды направить большое количество исков, то они не справятся. Поэтому задача депутата найти компромисс. Но, конечно, в споре мы будем представлять интересы наших избирателей.

Это не означает, что мы хотим уличить в чем-то ресурсоснабжающие организации, напротив, хотим помочь в решении данной проблемы. Подчеркну, что мы будем усиливать работу с населением и медийно ее сопровождать.

Беседовали Руслан Майсигов, Виталий Халевин

Газета «Сердало» № 173

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *